Домой / Статьи / Беседа с гимназистами о молитве

Беседа с гимназистами о молитве

Дорогие друзья!
Мы с вами именуемся православными христианами. Что это значит? Правильно — это значит, что мы верим в Бога по-православному, то есть на основании Священного Писания и святых Отцов. И всё? Нет, конечно, не всё. Ведь если мы будем читать Библию, то увидим такие слова апостола Иакова: «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут» (Иак.2:19).
Это означает, что можно верить, оставаясь злым и идя в погибель. Действительно, падшие ангелы знают о существовании Бога, а дьявол, наверняка, знает Библию и богословие лучше любого богослова или семинариста. Недостаточно признавать, что Бог есть и говорить об этом всем вокруг. Тот же апостол так говорит о бесплодности этого образа веры: «Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2:26).
О каких делах говорится в Писании? Не о работе по профессии и не о бизнесе. А о делах любви. То есть о том, чтобы нашим делам сопутствовала любовь. Но какая любовь? Спасителя однажды спросили о том, какая из заповедей первая. И Он ответил: «…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею…». И еще присовокупил: «…возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 30: 31).
Мы можем видеть в обычной жизни, как вера без любви к Богу делает из человека «сухостой». А без любви к ближнему — превращает в религиозного фанатика. Живая вода благодати Божией не доходит до такого сердца, до духовной сердцевины этого человека. А это внутреннее — самое главное внутри каждого из нас. Можно даже так сказать: насколько человек заботится о своей духовной сердцевине, насколько ответственно он относится к своей духовной жизни — настолько он является человеком!
Мера нашей духовности, нашей искренней церковности — мера нашей человечности. Это мы сказали по-философски. А как сказать по-простому? Насколько мы молимся — настолько мы являемся людьми, настолько мы исполняем замысел Божий о нас, который, несомненно, ведет нас к блаженству. Ведь молитва — это индикатор нашей духовной жизни, как лакмусовая бумажка или «метилоранж» из курса биологии. Индикатор того, что мы движемся по пути спасения, то есть к Богу. Качество нашей молитвы Богу и за ближних — мера нашей любви к Богу и к ближним.
Чем человек отличается от животных, от растений и остальной твари? Не только тем, что может за секунду совершить больше мыслительных операций. Так чем же? Что ставит его на уровень выше всего остального? Что есть в нашей жизни, чего нет в жизни остального творения? Правильно, это свобода. Значит, как мы идем к Богу и молимся? Да, свободно. Можем и не молиться, но всё же молимся и делаем это не просто выполняя церковную «инструкцию».
Церковь дает человеку полезное для него самого. В том числе и все условия для молитвы — песенный строй, чтение глубоких и молитвенных текстов, иконы, атмосферу, благоговейную тишину и спокойствие… Молятся ли животные? Сложный вопрос. Но мы точно знаем, что они прославляют Творца самой своей жизнью, самим своим бытием. Они делают это инстинктивно, у них это получается само собой.
Наш владыка говорит, что возносить молитвы Богу можно и делами, то есть не только словами. Но человек призван свою красоту раскрыть по-особому. Чтобы он молился тогда, когда ничто и никто не заставляет его молиться. И даже больше скажу. Чтобы он молился вопреки усталости, вопреки лени, вопреки слову «не хочется». В этом заключается истинная красота человека, его подлинная свобода, когда он сделает веру и жизнь по заповедям непоколебимым основанием своей жизни, так что никто и ничто не сможет сбить его с пути спасения.
Помните песнопение: «Кто ны разлучит от любве Божия, скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или мечь … ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем» (Рим. 8: 35-39). Вот почему мученичество — вершина святости. Люди отдавали жизнь за Христа, то есть всё, что имели. А мы не то чтобы не можем, не умеем или не имеем навыка, а вообще подчас забываем о молитве и не стремимся к ней, не живем ей, не «дышим» ей.
Тяжело молиться правильно, сердечно, так, чтобы наша духовная сердцевинка соединялась с Духом Божиим и освящалась благодатными словесами. А у нас не всегда молитва до ума-то доходит. Нам бы просто понять, о чем молимся. Что уж там говорить про внутреннее единение с Богом. Если нет стремления постепенно совершенствовать молитву, то от произнесения слов, сотрясания воздуха звуковыми волнами — спасительней наша жизнь не станет. Человек — существо свободное, а значит — склонное ко греху. Поэтому мы не только прославляем Творца, но и каемся Ему, и благодарим за Его благодатные дары.
Как мы делаем это? Правильно — в молитве.
Что есть молитва? Правильно — это общение с Богом.
Но какое? Мы уже сказали покаянное, благодарственное, славословное, просительное. Это виды.
Но сама молитва в человеке протекает в уме (на уровне рассудка) и в сердце.
То есть, во-первых, надо настроиться на молитву (как камертон всегда дает ноту «ля», оставляя в стороне прочие ненужные звуки (а порой и вовсе некрасивые), так и мы должны отбросить все, что мешает молитве (лишнее и греховное) — внутри и снаружи).
Во-вторых, нужно слушать молитву внимательно. Слово «внимательно» — от слова «внимать» (то есть «принимать»). Молиться внимательно — это значит быть в постоянной готовности принять слова внутрь себя. Отчего проистекает такая готовность? От осознания необходимости молитвы, которую святые Отцы именовали «дыханием жизни» (конечно, жизни духовной, то есть самой что ни на есть человеческой). Мы об этом уже сказали выше. Принимая молитву через слух и видя икону, нужно понимать, что читают и к кому мы обращаемся.
Мера понимания у всех разная, но большинство молитв не требуют углубленного знания Священного Писания и православного богословия, например, «Господи, помилуй», «Подай, Господи» и проч. Держать себя в состоянии постоянного богообщения сложно. Здесь нужен навык, который приобретается небольшими шажками. Если ум улетел куда-то далеко от Бога, то возвращаем его обратно в храм — каменный, где стоим, и наш внутренний, сразу же попросив прощения у Господа.
Но только лишь пониманием наша молитва ограничиваться не должна. Мы должны сопровождать ум сердцем, глубоким внутренним согласием, созвучием, устремленностью к Богу. Чтобы наша молитва была от всего сердца. Тогда в вечности мы не будем чувствовать себя иными среди людей, которые хотя бы капельку полюбили молитву и которые уже не могут жить без нее, без богообщения.
Молитву нужно полюбить еще здесь, на земле, чтобы в том мире она нам была свойственна нам. Если мы противимся ей в этой жизни, то и в той она станет нас опалять. Пусть же молитва станет для нас счастьем, с которым мы уйдем в вечность, и которое там будет греть нас любовью Божией всегда. Аминь.
Мезенцев Иван

Читайте также

1 сентября и первый звонок 2016!!!

1 сентября, 2016  День знаний — это первые звонки и волнения, море цветов и белых ...